24.09.2020

Гендиректор АО "Курорт Эльбрус": высшая точка Европы не должна быть легкодоступной

Тегиинтервью

Один из самых популярных на Северном Кавказе горнолыжных курортов — "Эльбрус" — из-за пандемии коронавируса потерял половину турпотока, однако благодаря господдержке смог полностью сохранить коллектив и инфраструктуру. Сейчас в Приэльбрусье активно готовятся к новому горнолыжному сезону, строят горнолыжные трассы и подъемники — на курорте рассчитывают на рост числа отдыхающих и любителей экстремальных видов спорта. О том, что "Эльбрус" готов предложить туристам, до сих пор выбиравшим зарубежный отдых, и почему в перспективе посещение самой высокой горы Европы необходимо более строго регламентировать, в интервью ТАСС рассказал генеральный директор АО "Курорт Эльбрус" Хиса Беккаев.

— Хиса Назирович, насколько критичной оказалась остановка курорта на несколько месяцев из-за пандемии? Как досрочное завершение сезона и последующий простой сказался на экономике?

— Год начался совсем неудачно. До середины февраля была бесснежная зима, часть наших трасс была закрыта, соответственно, турпоток был снижен. Потом пошли разговоры про пандемию, про коронавирус, и 26 марта мы были полностью закрыты. Горнолыжный сезон остановился. Началась самоизоляция. Естественно, мы не получили тот финансовый поток, на которые рассчитывали.

У нас был свой финансовый запас, наработанный в прошлом году, но главную поддержку нам оказало руководство Кабардино-Балкарии. Мы получили все субсидии, руководство республики по нашему обращению отменило для акционерного общества выплату дивидендов за 2019 год. Также нам был предложен льготный кредит от коммерческого банка — он выдан до апреля 2021 года под 2% годовых. Если за это время не сокращать работников более чем на 10%, кредит списывается, а текучка кадров у нас равна нулю. Средства мы направляем на выдачу заработной платы, авансов, на внутренние расходы — ремонт и регламентное обслуживание канатных дорог.

Сумма дивидендов, которые нам разрешили использовать на внутренние нужды, составила 23 млн рублей, в банке мы взяли 12 млн рублей и получили более 6 млн рублей различных субсидий. В общей сложности получили порядка 40 млн рублей поддержки, для нас это очень большая сумма. АО "Курорт Эльбрус" было включено правительством КБР в перечень системообразующих предприятий региона, которым оказана первоочередная поддержка, благодаря чему мы работаем без потерь. Мы знаем, что и по другим направлениям бизнеса — гостиницы, прокаты спортивного снаряжения и т.д. — тоже была оказана большая помощь.

Интересно, что и сами работники, и предприниматели, которые создают рабочие места, после ситуации с пандемией поняли, что бизнес должен быть "белым": люди должны быть оформлены, должны платиться все налоги — тогда и будет поддержка. А те, кто работал по другим схемам, ничего не получили.

— Насколько велики оказались потери курорта?

— Только за лето мы потеряли порядка 25% прибыли, а зиму мы вовсе простояли. Если в 2019 году "Курорт Эльбрус" посетили более 214 тыс. туристов, при этом только в первом полугодии — 125 тыс. человек, то за такой же период 2020 года курорт посетило 64 тыс. человек, что на 50% меньше аналогичного периода прошлого года. Думаю, не менее 100 млн рублей с начала года мы потеряли. Но при этом не было и большого объема расходов. До конца года ожидаем более позитивный результат.

— "Курорт Эльбрус" возобновил работу 10 июля. Насколько активно сейчас сюда едут туристы? Как изменился "летний" турпоток по сравнению, например, с прошлым годом?

— Большая часть в объеме оказываемых услуг летом — это восхождения на Эльбрус и посещение горы иностранными туристами, она составляет порядка 20%. Иностранных туристов не было, границы были закрыты.

Сегодня всех приезжающих в Приэльбрусье туристов условно можно разделить на четыре группы. Первая — альпинисты и любители горного туризма, те, кто идет непосредственно на канатные дороги, поднимается на гору. Вторая часть — местные жители: люди очень соскучились по природе, выезжают семьями максимум на один-два дня, останавливаются в гостиницах, гуляют с детьми, возможно, поднимаются на Чегет или на Эльбрус один раз, а остальное время проводят в прогулках по лесу, ходят в кафе и рестораны. Третья категория — это люди, которые приехали к нам из других регионов примерно на неделю — они останавливаются в отелях, ходят в горы. Четвертая категория — так называемые дикари, живут в лесу, у них бивуаки, на гору они ходят пешком, потом уходят в ущелья Адыл-Суу, Ирикчат, Адыр-Суу, разбивают там палаточные лагеря, прекрасно проводят время.

— Какие противоэпидемические меры сейчас принимаются на "Эльбрусе"?

— Мы в первую очередь защищаемся сами. К нам без маски и перчаток зайти невозможно. Везде стоят дезинфикаторы. Два раза в неделю проводим дезинфекцию всего подвижного состава (канатных дорог — прим. ТАСС), специалисты Роспотребнадзора, с которым у нас заключен договор, обрабатывают все наши станции, помещения, вагончики на всех трех очередях. Естественно, людей мы призываем к тому, чтобы они были в масках, но этого добиться очень тяжело.

Весь наш коллектив — 128 человек — проходит тестирование минимум раз в три недели. Как только у нас появляется человек с симптомами ОРВИ, просим сходить к врачу, к работе он не допускается. За все время пандемии у нас было два случая заражения коронавирусом, все рекомендуемые меры были приняты, работники выздоровели и уже приступили к работе. Эти меры будут сохранены в предстоящем сезоне.

— Как ведется подготовка к горнолыжному сезону? И на какую загрузку курорта вы рассчитываете?

— Мы ожидали, что если даже откроют курорт, то будет большой спад. Но летом к нам приехало много людей. Рассчитываем, что зимой восстановится турпоток. А если альпийские курорты будут закрыты, то туристы поедут к нам, и будет большой прирост.

— Туристы, которые ранее отдыхали за границей, привыкли к высокому уровню сервиса. Готов ли курорт обеспечить такой уровень?

— Большое количество населения России побывало и проводят время за границей. Курорты Австрии и других стран, где культуре горнолыжного отдыха более 100 лет, развиваются непрерывно, а у нас, к сожалению, это делается эпизодически. Курорты Сочи, "Архыз" (в Карачаево-Черкесии — прим. ТАСС) являются курортами образца западных стран, туда инвестировано много денег. На Эльбрусе тоже начинается развитие.

Ну у Эльбруса свои прелести и свои минусы. У нас есть 15,4 км обустроенных горнолыжных трасс различной категории сложности — они современные, обрабатываются. У нас семь подъемников, три из которых гондольного типа, самая высокогорная канатная дорога в Европе, которая поднимает на высоту 3847 м. Главное, ради чего туристы едут на Эльбрус, на Чегет, — это экстремальные виды спорта: фрирайд, внетрассовое катание. Конечно, требуется развитие транспортной схемы, инфраструктуры, гостиничного сектора, сферы оказания услуг.

Есть много вопросов, которые надо решать. Это связано и с застройкой Приэльбрусья, и с бизнесом, который здесь работает, что потребует много времени и много правильных инвестиций. Но я считаю, что сейчас все идет правильно, концепция, которую разработал институт градостроительства "Гипрогор" совместно с КСК (АО "Курорты Северного Кавказа", управляет частью инфраструктуры в Приэльбрусье — прим. ТАСС), очень хорошая.

— Планируется ли увеличивать тарифы по сравнению с прошлым сезоном?

— Ценовая политика не будет меняться, останется на уровне прошлого сезона. Но третья очередь канатных дорог находится в собственности КСК, которые определяют ценовую политику самостоятельно. Думаю, мы договоримся. В период пандемии цены мы не поднимали, и экономика наша показывает, что этого делать не следует.

— В ходе визита в Кабардино-Балкарию вице-премьер РФ Юрий Трутнев заявил, что на Эльбрусе должен быть создан рекреационный центр мирового уровня. Как вы считаете, что в первую очередь необходимо изменить на курорте для реализации этих планов?

— На курорте нужно изменить многое. Массовая хаотичная застройка должна быть систематизирована согласно разработанной документации и проекту планировки территории. Чтобы Эльбрус был курортом мирового уровня, должны быть законы, которые есть в тех странах, о которых мы говорили (Австрия, Швейцария, Франция — прим. ТАСС) — о горных территориях, об экологии, о национальном парке. Мы должны защитить гору от массового, хаотичного посещения. Нужно, чтобы Эльбрус принимал лимитированное количество людей: не столько, сколько влезет, а порядка 5–6 тыс. восходителей в год (сейчас в год на вершину Эльбруса поднимается более 20 тыс. человек — прим. ТАСС). Считаю, что посещение Эльбруса не должно быть легкодоступным.

Во всем мире восхождение на горы, особенно вершины популярные и часто посещаемые, очень дорого стоит, есть пермит (пропуск на вход в какую-либо зону ограниченного для иностранцев доступа — например, в приграничные районы либо на территорию заповедников и национальных парков — прим. ТАСС), есть правила.

— Но подъемники облегчили задачу восхождения на Эльбрус — они поднимают желающих почти на 3,9 тыс. м...

— Конечной точкой подъема на Эльбрус механизированным способом должна быть станция Гара-Баши (верхняя точка подъемника на Эльбрусе — прим. ТАСС), а сегодня снежные ратраки (специальное транспортное средство на гусеничном ходу для подготовки горнолыжных склонов и лыжных трасс — прим. ТАСС) поднимают людей до 5,2 тыс. м — это неинтересно и неправильно. Можно прилететь и на вертолете и сказать: "Я был на Эльбрусе". Есть 3847 м, дальше не должно быть механизмов, только специальный транспорт МЧС, курорта, который или обслуживает гору, или спускает пострадавших. Ратраки должны работать в понятных и определенных местах, тогда посещение Эльбруса не будет массовым и общедоступным. А люди, как местные, так и приезжие гиды, которые нещадно эксплуатируют Эльбрус, должны понять, что этому придет конец.

— В прошлом году была начата работа по реализации второго этапа развития особой экономической зоны курорта "Эльбрус". Сообщалось, что за счет средств федерального бюджета планируется строительство трех подвесных пассажирских канатных дорог, десяти горнолыжных трасс общей протяженностью 9,5 км, парковки на 800 машиномест, благоустройство поляны Азау и проведение сети электроснабжения горнолыжной инфраструктуры. На какой стадии в настоящее время этот проект?

— Второй этап реализуется. Началось строительство горнолыжной трассы ЕР27, которая начинается от станции Гара-Баши на высоте 3846 м. Средняя ширина — порядка 40 м, протяжность по склону составит 1,5 км, перепад высот — более 400 м. Завершить все работы и открыть объект планируется в предстоящем зимнем сезоне.

Началось строительство двух канатных дорог EL3 и EL6, идет проектирование новых объектов инфраструктуры, коммуникаций, горнолыжных трасс. Дорога EL3 будет небольшая, она стартует на станции "Мир" и уходит выше на 400 м. Под ней будет обустроена "зеленая" трасса для новичков и детей. EL6 от новой канатной дороги пойдет в другое ущелье — в сторону Терскола, горнолыжная трасса на ней будет "синей" (для райдеров среднего уровня — прим. ТАСС).

Это проекты КСК, все объекты должны быть завершены в 2021 году. Что касается безопасности, там будут применяться такие системы и технологии, которых здесь никогда не было: лавиноудерживающие барьеры, оборудование для защиты опасных участков.

Беседовала Асият Гериева

Источник: ТАСС